Как нам ренационализировать Нацбанк?

05.12.2016
pic

Привычное в последние два года смахивание всех проблем, в т.ч. финансовых, на войну уже не работает. Банки адаптировались. Основные риски – другого порядка. И главный из них – внутрисистемный.

Система очищается третий год. Сначала она очищалась, затем - зачищалась, а теперь, судя по последним событиям, расчищается для входа новых игроков. Последние зайдут или в следующем году как китайцы, или будут ждать 2018-го, когда мы наконец оттолкнемся от пресловутого дна, и начнется восходящий тренд. Т.е риск в том, готовы ли будут оставшиеся на рынке игроки кредитовать тот рост, на который мы выйдем. И опять же вопрос, кто останется на рынке.

Ценовая стабильность. Наши расчеты показывают, что инфляция пойдет в том коридоре, который закладывает в таргетировании Нацбанк. Несмотря на то, что я давнишний противник таргетирования инфляции, де-факто, как показало последнее заседание правления Нацбанка, претензий к ценовой стабильности нет. Хотя это никак не отменяет вины регулятора за ту сумасшедшую девальвационную инфляцию, которая произошла в 2014-15 году. Она еще будет предметом экспертных и не только дискуссий.

Следующий риск – возможная национализация Приватбанка в 2017 году и приватизация Ощадбанка. По поводу последнего бравурно и очень явно с привлечением ЕБРР говорится как почти о свершившемся факте. При этом упорно умалчивается существование десятков миллионов украинцев, перед которыми Ощад имеет многомиллиардные еще УССР-овские обязательства. Они выведены за баланс, но их никто не снял. «Юлину тысячу» украинцы получили, но дальше никаких движений не было. Многие в 1991 году утратили сбережения, но никто еще ни одним указом или законом эти забалансовые обязательства не аннулировал. Следует логичный вопрос – при приватизации и продаже пакета акций Ощабанка, возьмет ли новый иностранный инвестор на себя соответсвующую часть этих обязательств перед народом Украины? Если нет, то будут ли иски к новому инвестору по поводу возврата этих денег с учетом набежавших вкладчикам и их наследникам процентов за 25 лет?

Основной не внутрибанковский риск – принятие популистских законопроектов. Например, вслед за президентским законопроектом о защите вкладчиков банка «Михайловский», идет проект закона Оппозиционного блока о необходимости поднятия ФГВЛ суммы гарантированных вкладов до 1 млн гривен. Как представитель часто ругаемых экономических патриотов, считаю, и наши расчеты доказывают, что эту сумму в следующем году можно поднять до 500 тыс гривен. 400 как компромисс, а 1 млн грн экономика и бюджет не потянет. Т.е. это реально чистый популизм.

Еще один вариант «развития» популизма может затронуть расширение требований, которые будут возложены на Совет Нацбанка как некий орган по рассмотрению жалоб в банковской системе вместо принятия глубоко проработанных стратегических экспертных решений. Я это тоже не поддерживаю.

Из другой «оперы» законопроекты №5256 и №5257 о Нацбанке и ФГВЛ, которые вызвали бурную реакцию в банковской среде. Похоже, большинство банкиров, подписывающих одобрямс-петиции, не читали до конца, что там предлагается сделать с мандатом регулятора. Аналогично, мне кажется, что депутаты, голосуя в 2015 году за изменение закона «Об Национальном банке Украины» в контексте усиления его независимости, не вникали особо в последствия. В результате, Головной орган нашего "банковского животного" стал настолько независимым, что это уже не НБУ, а де-факто и частично и де-юре полноценный негосударственный Центробанк в Украине (ЦБУ). В мире есть прецеденты функционирования приватных центробанков прежде всего ФРС США, но даже великий Банк Англии был таки национализирован лейбористами после скоропостижного и неожиданного ухода победившего в WWII сэра Уинстона Черчилля с политической арены...

Поэтому, если не будут приняты законопроекты по "национализации НБУ", и развороте его от «вещи в себе» и исполнения только внешнего мандата, то будет очень плохо. Это уже привело к тому, что к внутреннем мандату – борьбе с безработицей и экономическому росту - Нацбанк даже не притрагивается. Если мы не изменим мандат регулятора, у нас продолжится стагнирующий тренд и несущественный рост. Тогда как нам нужен рост в 8-10%, изменение функций НБУ как действительно авторитетного Национального банка, восстановления доверия нации к нему. Структурно также в приоритете создание некоммерческого сектора нашей банковской системы в виде ГосБанка восстановления и развития, старт Экспортно-кредитного агентства. А уже в 2018 году мы выступаем за запуск аналога американской Администрации поддержки малого и среднего бизнеса, чтобы начать наконец-то реально удешевлять кредиты с помощью цивилизованных некоррупционных механизмов .

Доллар. По нашим расчетам, заложенный в бюджет курс в 27,2 грн/долл, базируется на ожиданиях от больших успехов приватизации. Мы три года их ждем, а воз и ныне там. Изменится что-то в следующем году? Не уверен. Аналитики, которые говорили, что доллар просядет до 25 грн/долл после успешной приватизации и получения всех траншей, ошиблись. Видно, плохо работает Нацбанк и Кабмин по привлечению внешних денег. Нам говорили о 15-17 млрд евро. Где они? Где План Маршалла для Украины? В последние полтора года мы почему-то перестали говорить о нем, хотя после Революции Гидности он был нам обещан на официальном уровне. И теперь, если макрофинансовая помощь в микрообьеме 600 млн евро от ЕС придет на кредитной возвратной основе ценой безвозвратной потери нашего леса, то наверное нужно лучше торговаться... Безбанк, безлес - хуз некст, панове?

Автор:

Юрій Прозоров

Источник:

Лівий Берег
 

 
 

Про нас